Главной и магистральной линией преемственности европейской цивилизации является германо-кельто-славянская, но не античная, и она гораздо в большей степени, чем последняя, близка нашему восприятию. […] Средиземноморская цивилизация является приемной матерью по отношению к Европе, в то время как глухие леса тацитовой Германии и «острова Скандза» – ее природная, биологическая прародительница…

А.А.Хлевов, «Предвестники викингов»


Задумывались ли Вы когда-нибудь, отчего Великие святилища древности так щедро разбросаны по балтийскому побережью – Ромува, Аркона, Ретра, Упсала и другие? Или – о том, почему во многих архаических русских заговорах, как и во всех сказках Пушкина, таких сугубо славянских по своему настроению, присутствует море?

Наверное, вряд ли кто-то, глубоко чувствующий сакральную Традицию, станет отрицать, что сказки Пушкина – это нечто большее, нежели просто литературные произведения. Слишком мифологичны многие образы, слишком традиционна и даже архаична символика. Мы не станем здесь обсуждать возможные источники знания (или – провидения?) великого русского поэта, – тем более, что этому вопросу посвящен ряд интересных исследований.

Некоторые авторы пытаются ассоциировать море Пушкина с Черным морем, древним Эвксинским Понтом, а Лукоморье – с одним из его заливов. Однако, «дуб зеленый» – не самое распространенное растение черноморских курортов, да и ель на острове Буян, так сильно напоминающая нам Мировое Древо индоевропейцев, скорее указывает нам на север, а не на жаркий юг…

Представление о «циркумбалтийской» цивилизации как о совокупности этносов и культур, давших жизнь едва ли не большинству современных народов Европы, отнюдь не ново. Готский историк Иордан (VI век) считал, что все народы Европы, друг за другом, вышли из Скандинавии. Он даже дал ей две краткие, но очень емкие характеристики: officina gentium – «кузница племен» и vagina nationum – «лоно народов». Возможно, он был не совсем прав, ибо, во-первых, «кузница племен» захватывала и южное побережье Балтики, а во-вторых, процесс этот начался задолго до того времени, о котором он пишет, и тем не менее… Здесь, на берегах Балтики, «у самого синего моря», где происходит действие сказок Пушкина, четыре тысячелетия тому назад сформировалась и развилась индоевропейская этнокультурная общность, представителей которой сейчас мы называем носителями археологической культуры боевых топоров и шнуровой керамики. Отсюда уходили в свои бесконечные походы предки германцев; выходцы из этих мест оказали огромное влияние на формирование кельтской культуры и кельтских народов; наконец, здесь же, на территории современных северо-восточной Германии и северной Польши, рождалась будущая балто-славянская этническая общность.

…Глубины народной памяти практически неограниченны – это азбучная истина исторической культурологи. Память о балтийской родине живет в нас; ее отголоски звучат в заговорах и сказках об «острове Буяне», и она же вдохновляет нас к развитию нового, ориентированного на традиционную культуру, сотрудничества европейских народов, рожденных и воспитанных Балтикой.


Подробнее см. статью А.Платова

«У самого синего моря…»

НА ГЛАВНУЮ